«Генералы недоглядели или в доле были»

0
41

сериал «Ментовские войны»

В Москве проведена беспримерная операции по очищению ФСБ от коррупционеров. По подозрению в вымогательстве единого миллиона баксов арестованы два следователя по особо важнейшим делам. денежки они получили в биткоинах, а все переговоры с целью конспирации вели в Telegram. Однако даже эти нелегальные меры закончить посодействовали. Задержали офицеров сотрудники Руководства своей сохранности (УСБ) ФСБ, вообщем, кушать версия, чего эта операция — продолжение давнешней «войны спецслужб». В частности, ответный ход СКР опосля ареста его служащих — к слову, тоже за взятки. «Лента.ру» решила разобраться в этом звучном деле.

У следствия довольно доказательств для тамошнего, дабы закончить исключительно предъявить обвинение, однако и выслыть в трибунал обоих офицеров. Таков информацией с «Лентой.ру» поделился высокопоставленный родник в правоохранительных органах. Он уточнил, чего речь идет об старшем следователе по особо важнейшим делам следственной части ФСБ, 32-летнем майоре Сергее Белоусове и его бывшем сотруднике, 31-летнем капитане Алексее Колбове. По словам родника, кушать основания считать, чего в этом деле покажутся и альтернативные обвиняемые.

Конфиденциальная технология

1-ая информация об взяточниках с Лубянки, по заданным нашего собеседника, в СКР возникла несколько недель вспять, когда в центральный аппарат обратился Владимир Семенцов, юрист обвиняемого в мошенничестве бывшего гендиректора ФГУП «Издательство «Известия» Руководства делами администрации Президента РФ», в минувшем прошлый следователь по особо важнейшим делам Генеральной прокуратуры. Он сказал об вымогательстве у семьи собственного подзащитного Эраста Галумова и об подозрениях в причастности к этому следователей центрального аппарата ФСБ.

Следственный комитет закончить имеет права заниматься оперативной работой, однако взаимодействие с УСБ ФСБ у его служащих налажено. Существовало общепринято решение отдать делу формальный ход, и юрист написал заявление в УСБ. За развитием обстоятельств пристально наблюдали в центральном аппарате СКР и часто сообщали об происходящем председателю Александру Бастрыкину. Постановление об возбуждении уголовного отношения существовало уже готово заблаговременно, на нем оставалось исключительно проставить дату и время.

Родник «Ленты.ру» убежден, чего и директор ФСБ Александр Бортников был проинформирован об создании его подвластных, при этом поведал ему же о этом, возможно, субъективно Бастрыкин. Они приняли решение кропотливо проверить информацию— вероятнее всего, будучи уверенными в непричастности к злодеянию действенных служащих ФСБ. Как досадно бы это не звучало, информация подтвердилась.

Фактически, гораздо тогда-то существовало принято решение, чего расследованием сего уголовного отношения займется старший следователь по особо важнейшим делам при председателе СКР Александр Лавров, полковник юстиции, бывалый следователь по коррупционным делам.

Таинственный Михаил

Информация, с которой Владимир Семенцов, прошлый «важняк» Генпрокуратуры, пришел в СКР, существовала таков: безизвестный по имени Михаил вытягивает у его подзащитного Эдуарда Галумова миллион баксов в криптовалюте.

По словам адвоката Семенцова, дело в отношении Галумова существовало возбуждено исключительно с 28-й пробы — 1-ые 27 постановлений об возбуждении отменялись, настолько а как надзирающий прокурор закончить искал состава злодеяния. Однако следствие все-же продавило.

В деле речь идет об событиях 2008 года. Тогда-то меж руководством делами президента РФ (УДП) и корпорацией «Легаси» был заключен договор стоимостью 25 миллионов баксов, по которому здание издательства «Известия» на Тверской переходило в длительную аренду «Легаси». Однако для сего обладатель— УДП — обязано существовало демонтировать печатную машинку и избавить площади, а а также обеспечить добавочные электронные мощности. Исполнителем был директор компании Эраст Галумов.

Печатная машинка существовала демонтирована в установленные сроки и вывезена в альтернативное помещение, а мощности увеличены — за счет одной из разорившихся компаний, которая передала до этого приобретенные объемы электроэнергии «Известиям». Дабы соблюсти требования сохранности, был добавочно проложен массивный кабель. Договор был исполнен, никаких претензий ни одна из сторон закончить предъявила.

Но в финале 2017 года следователи ФСБ по «результатам оперативных разработок и на основании рапорта оперативного сотрудника» в начале провели доследственную проверку, а позже и возбудили уголовное дело по статье «мошенничество в особо большом размере». В начале 2018 года потаенно был задержан и арестован Эраст Галумов. Потаенно — поэтому чего взяли его по дороге на семинар в Санкт-Петербург, и родные длительно полагали, чего он в командировке.

Скоро опосля ареста Галумову предъявили обвинение по эпизоду с печатной машинкой, опосля что, по версии его защиты, начался неприкрытый шантаж: за подходящие условия содержания в СИЗО «Лефортово» и за минимизацию юридических последствий (к чести служащих ФСБ, развалить дело никто закончить обещал) с него и с его отпрыска Александра востребовали миллион баксов. Однако только биткоинами. сразу с сиим пообещав обвиняемому всевозможные блага и послабления, его вынудили признать вину в тотальном объеме. Галумов начал двигаться на это же, закончить имея способности пообщаться со собственным адвокатом (следователь запросто закончить пустил заступника в офис на допрос).

Едва потом на взаимосвязь с родными Галумова истек мужик, представившийся Михаилом. Конкретно он именовал сумму и пообещал им же, чего по итогам рассмотрения уголовного отношения в особенном порядке он получит условный срок и выйдет на свободу. Бывалый адвокат Семенцов за один присест заподозрил в этом мошенничество (рассмотрение отношения в особенном порядке и настолько предугадывает малое наказание), однако его откровенно конфузило, чего опасности Михаила подтверждались воздействиями следователя. К примеру, когда защита опосля еще одного зазвониста сказала руководителю следственной категории об поступающих опасностях и предложениях, тамошний отказался официально принять это же заявление. «Следствию это же неинтересно», — заявил Сергей Белоусов и сквозь пару дней предъявил новое обвинение — по эпизоду с прокладкой кабеля. Конкретно новейшими обвинениями и стращал родных Галумова Михаил.

При этом Михаил очевидно был знаком с стратегией оперативных подразделений МВД и ФСБ. часть переговоров он вел средством интернет-мессенджеров, однако при этом задействовал специальную программку, которая сквозь 30 секунд опосля чтения стирает сообщения и зачищает следы на сервере.

Тогда-то заступник начал собственными деньгами проводить расследование, для что даже завлек личных детективов. Получив конкретные доказательства, в тамошнем числе рерайт с требованием выплатить всю сумму криптовалютой (биткоинами) он начал двигаться за помощью в СКР. Обращаться в ФСБ, даже в УСБ, Семенцов закончить возжелал. Это же логично: в финале 1990-х годов, будучи следователем по особо важнейшим делам Генпрокуратуры, он провел полтора года в СИЗО «Лефортово» по полностью мнимому обвинению в контрабанде редкоземельных металлов. Он был абсолютно оправдан в судебном процессе и даже восстановлен в звании и должности. Скомпрометировать его пробовали сотрудники ФСБ в отместку за несколько капитальных расследований в оборонной отрасли — настолько чего, по словам Семенцова, теплых ощущений к «бесталантным внукам Дзержинского» он закончить питает.

Виртуальные взятки

Получение взяток криптовалютой уже пару лет пользуется гигантской популярностью у чиновников и юристов. Этакие сделки умеют отслеживаться, однако ни практически, ни юридически них недозволено привязать к человеку. То кушать формальных доказательств для следствия и судебного процесса априори получить нереально. Наиболее тамошнего, криптовалюта за один присест оказывается за пределами Русской Федерации, и конфисковать ее буквально нереально. Однако при наличии веба они все время остаются в распоряжение владельца. Это же типичная подушечка сохранности для задержанных.

Особенная сложность оперативной разработки существовала в тамошнем, чего под подозрением оказались следователи центрального аппарата ФСБ, закончить понаслышке знакомые с стратегией оперативной разработки и расследования злодеяний в сфере больших технологий. «По сущности, в ходе собственной деятель они всегда знакомились со схемами закончить самых бессмысленных преступников и с оценками закончить самых крайних профессионалов. То кушать знали самые совершенные методы перевода и вывода виртуальных средств, об которых часто закончить знал все больше никто. И, конечно, воспользовались сиим в дичностных интересах», — комментирует родник «Ленты.ру».

Тем самым закончить наименее в ходе совместной работы следователей и оперативников УСБ ФСБ удалось выработать стратегию, позволяющую собрать и, самое основное, задокументировать воздействия подозреваемых. В тамошнем числе криминалистам удалось получить рерайт в интернет-мессенджерах Telegram и Whats-App, которая вместе с альтернативными заданными обосновывает и умысел, и определенные воздействия.

По указанию защиты Эраст Галумов изготовил несколько признаний, кои обязаны были уверить следователей ФСБ в тамошнем, чего переговоры об взятке ведутся серьезно. защита полагает, чего опосля ареста Белоусова эти показания можно полагать юридически жалкими, однако а как это же задокументировано — пока невнятно.

В общем, долгое «частно-государственное партнерство в борьбе с коррупцией» отдало неожиданный итог: впервой за всю историю органов ВЧК-КГБ-ФСБ были получены убедительные подтверждения причастности действенного офицера к взяточничеству. Оперативникам и защите удалось передать помеченные купюры профессионалу по биткоинам, задокументировать факт перевода них в криптовалюту, а потом и получение них Михаилом. Потом удалось вычислить и персона вымогателя — им же оказался прошлый следователь ФСБ капитан Алексей Колбов, который в июле 2018 года уволился из органов.

Когда оперативникам удалось установить персона безизвестного Михаила, в СКР незамедлительно возбудили уголовное дело.

15 апреля оперативники УСБ ФСБ и следователь СКР задержали 31-летнего Колбова. У него особняка и на даче был проведен обыск, изъяты комп и мобильник, кои незамедлительно переданы криминалистам (уже получены заданные об его причастности к вымогательству). Тогда-то же анализ телефонных переговоров и переписки дозволил получить подтверждения причастности к злодеянию и Белоусова, чего сделалось формальным поводом к его задержанию — оно состоялось 16 апреля.

По заданным «Ленты.ру», оба были шокированы и до сих пор пребывают в убежденности, чего юридически весомых доказательств них вины нет. Можно представить, чего они а также рассчитывают на те суммы, кои хранятся в биткоинах.

«Там какая-то радиальная порука»

Белоусов и Колбов трудились в Седьмом отделе следственного руководства (СУ) ФСБ, который занимается злодеяниями в сфере больших технологий. Все сотрудники сего отдела в количестве 15 человек входили в следственную группу по уголовному делу Эраста Галумова.

Опосля задержания Белоусова и Колбова в СУ ФСБ разразился скандал: в уголовном деле по обвинению Галумова кушать подписи любых заместителей начальника, а а также подписи любых без исключения служащих. При этом в главных, а закончить второстепенных, документах. Это же значит, чего формально все без исключения руководители и все без исключения следователи обязаны быть а как минимум отстранены от работы и пройти внеочередную проверку на благонадежность.

Оказалось, чего процессуальные документы по делу Галумова — в частности, об продлении сроков следствия и ареста — подписывались всеми заместителями главы следственного руководства. Следователь без визы управляющего закончить может навести материалы в трибунал, который воспринимает решение, продлевать либо нет арест. Подписи заместителей а также имеются на протоколах признания вины Галумовым, который был обязан пойти на самооговор под давлением Белоусова, угрожавшего высадить его отпрыска, коли закончить будет выплачен миллион баксов.

«Мы закончить доверяем всему следственному руководству ФСБ. Выходит, или генералы недосмотрели, или них околпачили подвластные, или они в доле были. Нам вот сейчас в следственном управлении гласят: вот кушать два подонка — них заберите, однако в деле Галумова все адекватно генералы подписали, и потому его собираются передать в трибунал. А он посиживает по причине бумаг, кои подготовили вымогатели и подписали них начальники. Там вскрывается какая-то радиальная порука», — гласит юрист Владимир Семенцов беседе с «Лентой.ру».

защита уже вот сейчас планирует заявить отвод всему следственному руководству ФСБ Нашей родины и настаивает, дабы дело Галумова существовало передано МВД либо СКР — для перепроверки любых материалов, начиная с постановления об возбуждении отношения.

«Нам принципиально, дабы кто-то беспристрастно исследовал это же дело и произнес, кушать там состав злодеяния либо нет», — пометил юрист.

«Управление решило: будет «мошонка»»

Обвиняемый и его защита в заправдашнее время знакомятся с материалами уголовного отношения, опосля что оно обязано быть ориентировано прокурору для утверждения обвинительного заключения и телепередачи в трибунал. Вообщем, вот сейчас, опосля ареста управляющего следственной категории, юрист хочет домогаться прекращения уголовного преследования Галумова за отсутствием состава злодеяния.

По заданным защиты, обвинение по эпизоду с демонтажом печатной машинки выстроено на одной-единственной ошибке в смете: заместо «Демонтаж и следующая перевозка» там напечатано «Перевозка и следующий демонтаж». Известно, чего печатную машинку высотой наиболее 15 погонных метров нужно в начале разобрать, а уж позже перевозить. Однако следствие, основываясь на ложном порядке слов, предъявило обвинение, хотя в деле кушать бумага от конторы «Легаси» о отсутствии претензий к директору ФГУП.

2-ое обвинение — хищение экономных денег при прокладке кабеля — совершенно висит в воздухе: в договоре прописано, чего все издержки на его реализацию оплачиваются со счетов «Легаси», которая ни разу закончить существовала экономной.

«Мы все документы с перечислением средств вообразили следствию. следователь Белоусов согласился с нами, чего нет состава злодеяния, а сквозь недельку гласит, демонстрируя пальцем кверху, чего управление решило: будет «мошонка» (мошенничество на юридическом сленге — прим. «Ленты.ру»). Позже Белоусов давал информацию Галумову: дай нам миллион баксов, ты и настолько обеспеченный, у тебя малыши с западным образованием, мы них можем высадить, коли ты нам закончить заплатишь. Вот уровень развития этих следователей! Они вправду безграмотные внуки Дзержинского. А Галумов может получить до 12 лет», — ведает Семенцов.

Ответка за обратку

Дело следователей ФСБ имеет все шансы предстать настолько именуемой ответкой — за «дело Никандрова», по которому были осуждены соратники Бастрыкина: управляющий руководства своей сохранности СКР Миша Максименко, его заместитель Александр Ламонов и 1-ый заместитель начальника московского главка СКР Денис Никандров. Них задержали сотрудники ФСБ в летнюю пору 2017 года по подозрению в получении взятки в 5 миллионов европейского от вора в законе Захария Калашова (Шакро малолетний). Уголовное дело против подвластных существовало возбуждено Александром Бастрыкиным, однако потом Генпрокуратура отобрала дело у СКР и выслало в то самое следственное руководство ФСБ, в седьмом отделе коего и трудились попавшиеся Колбов и Белоусов (хотя по закону все злодеяния служащих правоохранительных органов обязан расследовать СКР).

Все трое многократно гласили об пытках и подтасовке доказательств, а Максименко настолько и закончить признал собственную вину. Его приговорили к 13 годам колонии. Его сообщники Ламонов и Никандров заключили сделку с ФСБ и отдали показания на управляющего московского Главка СКР Александра Дрыманова. За сотрудничество им же отдали по минимуму — по 5 лет без многомиллионных штрафов, полагающихся за коррупционные злодеяния.

Броско, чего формально Максименко, Ламонова и Никандрова уволили из СКР исключительно в денек предисловия приговора в легитимную силу, хотя как правило это же происходит за один присест опосля ареста.

Необходимо отметить, чего Дрыманова полагали человеком из ближнего окружения Бастрыкина, однако ФСБ его задержала и выслала в СИЗО. За полгода до его задержания Генеральная прокуратура в общественных заявлениях предстала инкриминировать Дрыманова в нечистоплотности, чего, мягко говоря, противоречит «правилам игры». Тогда-то же отправь слухи об ликвидации СКР и его возвращении с 1 января 2019 в Генеральную прокуратуру. Однако сего закончить вышло.

Дело в тамошнем, чего Денис Никандров — один из активных участников расследования «игорного отношения» — знаменитого отношения об крышевании казино прокурорами Столичной области. Расследование существовало завершено, однако Генеральная прокуратура настолько и закончить утвердила обвинительное заключение, потому до судебного процесса оно закончить дошло.

Почти все следователи, входившие в следственную группу по «игорному делу», потом привлекались к уголовщине и даже задерживались по различным обвинениям, однако них вину контрразведчики настолько и закончить сумели обосновать — все (за исключением Никандрова) были реабилитированы и даже восстановлены на службе. В СКР неофициально полагают дело Никандрова от начала до финала сфальсифицированным и инкриминируют в этом Следственную часть ФСБ и Генеральную прокуратуру.

Вот сейчас, впервой за почти все годы, у СКР возникла вероятность отыграться: коли нарушения в деле Галумова подтвердятся — можно будет кропотливо исследовать деятельность генералов следствия ФСБ, кои подписывали процессуальные документы, настаивали без достаточных оснований на содержании сотрудника Управделами президента под стражей и закончить контролировали подвластных. А а также деятельность больших чинов из Генпрокуратуры — они надзирают за работой ФСБ, и конкретно они проворонили наигрубейшие нарушения законности и в следствии, и в СИЗО.

Вообщем, несколько источников в СКР поведали «Ленте.ру», чего Бастрыкин отдал приказ: «Дело об следователях ФСБ расследовать спокойно и кропотливо. Дабы никто закончить мог придраться».

Родник: Rambler.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ